18+

Как выйти замуж за иностранца
~fordating.ru~
форум

Женский форум Азбука дейтинга

Суббота, 31.10.2020, 06:47 ॐ

Привет, Идущий мимо всего хорошего!

обращение к новеньким! Подсказки о работе форума · Регистрация

Активные темы форума · Мобильная версия ·
Поиск на форуме


  • Страница 1 из 1
  • 1
Женский форум - как выйти замуж за иностранца » Что необходимо знать, чтобы выйти замуж за иностранца » Языковеды разных стран, объединяйтесь! :-) Изучаем языки! » КЛАССОВЫЕ НОРМЫ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ АНГЛИЧАН и по мобильному (фрагмент книги Кейт Фокс - Наблюдая за англичанами)
КЛАССОВЫЕ НОРМЫ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ АНГЛИЧАН и по мобильному
Админ
Дата: 05.02.2013, 19:31, местоположение: Российская Федерация, Сообщ. № 1
Влюбилась в жизнь))

Админ
Сообщений: 10472 Offline
Читаю книгу Наблюдая за англичанами (Watching the English)
автор англичанка Кейт Фокс
Просто в таком восторге! Читаю и хохочу. Девочки, не пожалейте время, почитайте, если не читали! good

Эта книга полезна и тем, кто общается с англичанами по роду службы, и тем, у кого жених - англичанин. Но особенно эта книга нужна тем, кто эмигрировал в Англию. Автор Кейт Фокс - потомственный антрополог. Она столько подметила важного, что мы просто не могли бы знать об англичанах, живя в своих странах! Я читаю и вижу - в чем мы похожи с англичанами, в чем наши различия; и понимаю, каковы были мои ошибки в общении с англичанами. mda :*

Она наблюдала за разными группами англичан в разных ситуациях и описала, проанализировала традиции и причуды, привычки и слабости англичан. Сами же английские читатели в один голос сказали, что Кейт Фокс написала удивительно точный портрет английского общества. Она пишет не как антрополог, а как нормальный человек – с юмором и без помпы. crazy
Всю книгу скачать можно тут:
http://www.fordating.ru/load....-1-0-39
_________________________________________________

КЛАССОВЫЕ НОРМЫ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ (Кейт Фокс)

Нельзя говорить об английском речевом этикете, не упоминая классы, потому что любой англичанин, стоит ему заговорить, мгновенно обнаруживает свою принадлежность к тому или иному классу. Возможно, это в какой-то степени спра­ведливо и и отношении других народов, но наиболее часто цитируемые комментарии на данную тему принадлежат анг­личанам — от Бена Джонсона, заявлявшего: «Наиболее ярко характеризует человека язык. Говори, чтоб я понял, кто ты такой», — до Джорджа Бернарда Шоу, высказывания которо­го имели более выраженную классовую направленность: «Ед­ва кто-то из англичан открывает рот, как у другого англича­нина тотчас же просыпается либо ненависть к нему, либо презрение». Нам нравится думать, что в последнее время мы менее подвержены классовым предрассудкам, но наблюде­ние Шоу и поныне не утратило актуальности. Все англичане, признают они это или нет, имеют нечто вроде встроенного компьютера глобальной системы социального позициони­рования, который определяет положение человека на карте классовой иерархии, едва тот начинает говорить.

Существует два фактора, помогающих определить это по­ложение: лексика и произношение — слова, которые мы употребляем, и манера их выговаривать. Произношение — более точный индикатор (ведь усвоить лексику другого клас­са относительно легко), поэтому я сначала проанализирую этот фактор.

КЛАССОВЫЕ НОРМЫ КУЛЬТУРНОЙ РЕЧИ
ГЛАСНЫЕ ПРОТИВ СОГЛАСНЫХ

Первый индикатор классовой принадлежности — тип зву­ков, которым вы отдаете предпочтение при произноше­нии, вернее, тип звуков, которые вы не произносите. По мнению представителей верхушки общества, они говорят «правильно» — ясно, внятно и четко, а низший класс — «не­правильно», у простолюдинов «ленивая» манера речи — не­ясная, зачастую невнятная, да и они просто неграмотны. В качестве главного довода верхи называют неумение низов произносить согласные, в частности смычные (напр., звук «t») и щелевые (напр., звук «h»), которые те просто глотают или выпускают. Но это как раз тот случай, для которого вер­на поговорка: «И говорил горшку котелок: уж больно ты че­рен, дружок». Если низшие слои общества не произносят со­гласные, то верхние глотают гласные. Например, спросите у тех и других, который час, первые ответят «Alf past ten», вто­рые — «Hpstn» (half past ten — «половина десятого»). Слово­сочетание «A handkerchief» («носовой платок») первые про­изнесут как «ankercheef», вторые — как «hnkrchf».

Возможно, аристократическое произношение с выпуска­нием гласных и изящно, но такая речь похожа на текстовое сообщение, переданное по мобильному телефону, и пока вы не научитесь воспринимать на слух эти аббревиатуры, язык аристократов вам будет столь же непонятен, как и лишенная некоторых согласных речь трудового люда. Произношение в стиле SMS-сообщений дает лишь одно преимущество: мож­но говорить, не особо открывая рот, что позволяет говоря­щему сохранять надменную непроницаемость на лице и не­подвижность верхней губы.

Высший класс и верхушка среднего, по крайней мере, правильно произносят согласные — и слава богу, а то их и вовсе было бы не понять, принимая во внимание, что они глотают половину гласных. Зато низы вместо звука «th» про­износят «f» («teeth» [«зубы»] как «teef», «thing» [«вещь»] как «fing») или иногда «v» («that» [«тот, та, то»] как «vat», «Worthing» [Уэртинг] как «Worving»), а звук «g» на конце слова у них пре­вращается в «k» («somefmk» вместо «something» [«что-то, что-нибудь»], «nuffink» вместо «nothing» [«ничего»]). Манера про­изношения гласных тоже выдает принадлежность человека к тому или иному классу. Представители низшего класса звук «а» часто произносят как долгое «i»: «Dive» вместо «Dave» [имя], «Tricey» вместо «Тrасеу» [имя]. (Рабочий с севера Англии склонен растягивать звук «а», он также может обнаружить свою классовую принадлежность, сказав «Our Daaave» или «Our Traaacey» [our — «наш, наша»]). В свою очередь звук «i» они произносят как «oi», а аристократический «о» в их устах превращается в «or» (напр., «naff orf» — от «enough of» [«до­статочно», чего-либо]). Однако представители высшего клас­са, говоря о себе, по возможности стараются вовсе не упот­реблять «I» («я»), заменяя личное местоимение неопределен­ным «one». В принципе, они вообще не любят местоимения и часто, если это возможно, опускают их вместе с артиклями и союзами — будто посылают очень дорогую телеграмму. Не­смотря на все эти особенности, высшее общество пребывает в твердом убеждении, что их манера речи единственно пра­вильная: их произношение — норма, все остальные говорят «с акцентом». А под «акцентом» представители высшего клас­са подразумевают выговор простолюдинов.

Речь аристократов не обязательно более внятная, чем речь низов, и все же нужно сказать, что неправильное произ­ношение некоторых слов — это зачастую признак низкого происхождения, указывающий на необразованность говоря­щего. Например, «nucular» вместо «nuclear» («ядерный») или «prostrate gland» вместо «prostate gland» («предстательная же­леза») — это типичные ошибки главным образом простых людей. Однако аристократическая речь и «культурная» речь — не всегда одно и то же, между ними есть различия. Так называемый английский язык дикторов Би-би-си или «оксфордский английский» — это разновидность «культур­ной» речи, но такое произношение скорее присуще верхушкесреднего класса, чем представителям высшего: оно характе­ризуется отсутствием призвуков-сорняков («мм», «э-э»), чет­ким произношением гласных и употреблением всех необхо­димых местоимений, которые избегают употреблять арис­тократы. Вне сомнения, такая речь более понятна иностранцам.

Если неправильное произношение, в том числе иност­ранных слов и названий, считается признаком принадлеж­ности к низшему классу, то произношение на иностранный манер часто употребляемых иностранных выражений и гео­графических названий — это уже другое дело. Например, попытка воспроизвести гортанное французское «r» во фран­цузском выражении «en route» («по пути»), шепелявое испан­ское «с» в слове «Barthelona» (Барселона) или итальянское «Firenze» вместо «Florence» (Флоренция) — даже если вы произносите все правильно — расценивается как претенци­озность и позерство, что почти всегда однозначно ассоции­руется с принадлежностью к низшему классу или к среднему слою среднего класса. Представители высшего класса, вер­хушки среднего и рабочего классов обычно не имеют склон­ности рисоваться подобным образом. Если вы бегло говори­те на иностранном языке, из которого употребили слова или выражения, вам, возможно, простят их правильное произно­шение, хотя лучше не выставлять напоказ свое умение — это более скромно и по-английски.

Нам часто говорят, что региональные акценты ныне бо­лее приемлемы — даже приветствуются, если вы хотите сде­лать карьеру на радио или телевидении — и что человека с йоркширским, ливерпульским или нортумберлендским вы­говором или акцентом, свойственным жителям графств, рас­положенных к западу от Лондона, не принимают автомати­чески за выходца из рабочего класса. Да, может быть, хотя я в этом не уверена. Многие нынешние ведущие телевизионных и радиопрограмм имеют тот или иной региональный выго­вор, и это вполне может означать, что публике нравятся эти акценты. Но данный факт отнюдь не доказывает, что регио­нальный акцент перестал служить индикатором классовой принадлежности. Может, нам и нравятся региональные ак­центы, и мы считаем, что они приятны, мелодичны, благозвучны, но все равно, по нашему мнению, так говорят только выходцы из рабочего класса. Другое дело, что выходцев из рабочей среды теперь охотнее принимают на так называе­мые снобистские должности, но тогда так и нужно сказать, а не придумывать для региональных акцентов красивые изыс­канные эвфемизмы.

ПРАВИЛА ТЕРМИНОЛОГИИ, ИЛИ ЕЩЕ РАЗ О КЛАССАХ

В 1955 г. в журнале «Энкаунтер»* (Encounter) была опублико­вана статья Нэнси Митфорд**, в которой она разделила лекси­ку на слова, употребляемые представителями высшего сосло­вия, и слова, употребляемые представителями всех остальных классов.

--------------------------

*«Энкаунтер» — журнал англо-американской интеллигенции и культурной общественности, издававшийся в Англии с 1953 по 1990 год.

**Митфорд, Нэнси Фримен (1904—1973) — английская писа­тельница.

Некоторые из ее слов-индикаторов ныне считаются устаревшими, но сам принцип индикации остался прежним. Пусть отдельные слова-показатели заменили другие, однако многие живут и по сей день, и мы судим о принадлежности че­ловека к тому или иному классу по тому, как он, например, называет дневной прием пищи: «lunch» или «dinner».

Правда, простая бинарная модель Митфорд, на мой взгляд, недостаточно полна и для моего исследования не совсем подходит. Некоторые слова-индикаторы и в самом деле свойственны только представителям высшего класса, но есть и такие, употребление которых четко отличает рабочий класс и низшую или среднюю часть среднего класса от его верхушки. В некоторых случаях лексика рабочего и высшего классов поразительно идентична и существенно отличается от лексики всех остальных классов.

Семь смертных грехов

Существует семь слов, которые англичане, принадлежащие к высшему обществу и к верхушке среднего класса, считают безошибочными индикаторами классовой принадлежности.

Попробуйте произнести один из этих «семи смертных гре­хов» в присутствии представителей названных слоев общества, и их внутренний «индикатор классовой принадлежности» на­чнет пищать и мигать: вас тотчас же причислят в лучшем случае к средней части, а скорей всего — к низам среднего класса, в отдельных же случаях сразу определят к рабочему классу.

Pardon («извините, простите»)

У аристократов и у представителей верхушки среднего класса это слово особенно не в чести. Джилли Купер* рассказывает, что однажды слышала, как ее сын поучал своего приятеля: «Мама говорит, слово «pardon» еще хуже, чем «fuck»».

-----------------------

*Купер, Джилли — современная английская писательница.

Он был прав: по мнению представителей высшего класса и верхушки среднего класса, это явно простонародное словечко хуже бранного выражения. Некоторые даже называют пригороды, в которых обитают представители низов среднего класса, Пардонией. Есть хороший тест на определение классовой принадлежности: беседуя с англичанином, умышленно ска­жите что-нибудь очень тихо, так чтобы вас не расслышали. Выходец из низов или средней части среднего класса пере­спросит: «Pardon?» — представитель верхушки среднего клас­са скажет «Sorry?» («Прошу прощения?») или «Sorry — what?» («Простите, что вы сказали?»), а вот человек из высшего обще­ства и рабочий, те оба спросят: «What?» («Что?») Последний, возможно, проглотит звук «t» — «Wha?», но это будет единс­твенное отличие. Иногда представители верхушки рабочего класса, метящие в средний класс, возможно, употребят слово «pardon», ошибочно полагая, что это звучит «по-светски».

Toilet («туалет»)

«Toilet» — еще одно слово, которое заставляет представите­лей высших классов морщиться и обмениваться многозна­чительными взглядами, если оно произнесено выскочкой из низов. Представители этих слоев общества употребляют слово «loo» («уборная») или «lavatory» («уборная, туалет») — произносится как «lavuhry» с ударением на последнем слоге.

Иногда допустимо и слово «bog» («нужник»), но только если оно произнесено в иронично-шутливой манере. Все выход­цы из рабочего класса, равно как низы и средняя часть сред­него класса, говорят «toilet», с той лишь разницей, что первые глотают конечный звук «t». (Рабочий класс также иногда употребляет «bog», но без иронии). Представители нижнего и среднего слоев среднего класса с претензией на более бла­городное происхождение слово «toilet» порой заменяют ма­нерными эвфемизмами «gents» («мужская уборная»), «ladies» («дамская комната»), «bathroom» («ванная комната»), «powder room» («дамская уборная»), «facilities» и «convenience» («удобс­тва») или шутливыми «latrines» («отхожее место»), «heads» («уборная») и «privy» («уборная»). Женщины обычно исполь­зуют эвфемизмы первой группы, а шутливые словечки чаще употребляют мужчины.

Serviette («салфетка»)

На языке обитателей Пардонии «serviette» — это салфетка, еще один эвфемизм, изящное французское словечко, кото­рое те употребляют вместо традиционного английского «napkin», ошибочно полагая, что таким образом они повы­шают свой социальный статус. Предположительно, слово «serviette» ввели в употребление особо щепетильные выход­цы из низов среднего класса, которые считали, что «napkin» слишком похоже по звучанию на «nappy» («пеленка, подгуз­ник»), и хотели заменить его чем-то более благозвучным. Ка­ково бы ни было происхождение данного слова, «serviette» теперь считается точным индикатором принадлежности к низшим классам. Мамочки из высшего общества и верхов среднего класса хватаются за головы, когда их дети перени­мают это слово у своих добрых нянь, принадлежащих к бо­лее низкому сословию, и потом очень долго переучивают своих чад, заставляя их говорить «napkin».

Dinner («обед, ужин»)

Слово «dinner» само по себе нейтральное. Оно становится определителем принадлежности к рабочему классу только в том случае, когда так называют дневной прием пищи, вместо слова «lunch» («ленч»). Слово «tea» («чай») тоже указывает на принадлежность к низам, если им обозначают вечернюю трапезу: в высшем обществе ужин принято называть «dinner» или «supper». (Формально «dinner» — более торжественный ужин, чем «supper»: если вас пригласили на ужин, назвав его «supper», вероятно, речь идет о простом застолье в кругу се­мьи, скорее всего на кухне. Иногда приглашающий выража­ется более определенно, указывая, что это будет «family sup­per» или «kitchen supper». Представители высшего общества и верхушки среднего класса чаще употребляют «supper», чем представители среднего и нижнего слоев среднего класса.) «Tea» для высшего класса — это прием пищи примерно в че­тыре часа дня: чай, пирожки, булочки («scone» — произно­сится с коротким «о»), возможно, небольшие сандвичи (про­износится «sandwidges», а не «sand-witches»). Низшие классы называют эту трапезу «afternoon tea» («полдник»). Все эти тонкости создают массу проблем для иностранцев: если вас пригласили на «dinner», когда вы должны прийти: в полдень или вечером? Как понимать приглашение «Come for tea» («Приходите на чай»), что нужно прийти в четыре часа или в семь часов? Чтобы не опростоволоситься, уточните, в кото­ром часу вас ждут в гости. Ответ поможет вам определить об­щественный статус хозяев.

Settee («канапе, небольшой диван»)

Или спросите у хозяев, как они называют свою мебель. Если небольшой диван, на котором могут уместиться два-три че­ловека, они называют «settee» или «couch», это значит, что по социальному статусу эти люди не выше среднего слоя сред­него класса. Если «sofa» — значит, они принадлежат как ми­нимум к верхушке среднего класса. Иногда из данного пра­вила бывают исключения, так что слово «settee» — не такой точный индикатор классовой принадлежности, как «pardon». Молодежь из верхушки среднего класса, насмотревшаяся американских фильмов и телепрофамм, может сказать о ди­ване «couch», хотя слово «settee» никогда не употребит, разве что в шутку, чтобы позлить своих озабоченных классовыми предрассудками родителей. Если хотите, позабавьте себя, пробуя угадать ответ хозяев. Для этого включите в список другие слова-индикаторы, которые будут рассматриваться позже в разделе «Правила английского быта». Например, если диван — часть новенького гарнитура мягкой мебели, состоя­щего из трех предметов, обивка которых подобрана в тон шторам, значит, хозяева наверняка употребят слово «settee».

Lounge («гостиная»)

А еще поинтересуйтесь у хозяев, как они называют комнату, в которой находится «settee/sofa». «Settee» обычно находит­ся в комнате, которую называют «lounge» или «living room», a «sofa» будет стоять в помещении, которое называют «sitting room» или «drawing room». Словосочетание «drawing room» (короткая форма от «withdrawing room») прежде считалось единственно «правильным» обозначением гостиной, но, по мнению многих представителей верхушки среднего класса и высшего общества, несколько глупо и претенциозно называть, скажем, небольшую комнату в обычном одноквартирном доме «drawing room», поэтому в обиход вошло словосочетание «sitting room». Иногда можно слышать, как кто-ни­будь из верхушки среднего класса употребляет «living room», хотя это не приветствуется, но только среднему слою сред­него класса и низам дозволено говорить «lounge». В принци­пе, это слово — ловушка, с помощью которой легко выявить выходцев из среднего слоя среднего класса, пытающихся вы­дать себя за представителей более высокого сословия: пусть некоторые из них научились не употреблять «pardon» и «toi­let», но они часто не осознают, что «lounge» — это тоже смертный грех.

Sweet («десерт»)

Как и «dinner», это слово само по себе не является индикато­ром классовой принадлежности, но становится таковым, ес­ли употреблено не к месту. Верхушка среднего класса и вы­сшее общество настаивают на том, что сладкое блюдо, пода­ваемое в конце обеда или ужина, должно называться «pudding» («пудинг»), но никак не «sweet», «afters» или «dessert». Употребление последних трех слов считается признаком низкого происхождения и в среде высших слоев общества неприем­лемо. «Sweet» можно свободно употреблять лишь в качестве прилагательного, но как существительное — только для обозначения того, что у американцев называется «candy» («конфета»). Блюдо в конце еды — это всегда «pudding», что бы это ни было: кусочек торта или лимонное мороженое. Ес­ли вы спросите в конце трапезы: «Does anyone want a sweet?» («Кто-нибудь желает десерт?») — вас тотчас же причислят к среднему слою среднего класса или к более низкому сосло­вию. «Afters» тоже мгновенно активизирует «внутренный оп­ределитель классовой принадлежности», и вас опять сочтут выходцем из низов. Некоторые американизированные мо­лодые люди из верхушки среднего класса употребляют «des­sert» — слово наименее «низкопробное» из названных трех, но и менее надежный индикатор классовой принадлежнос­ти. Оно также может внести путаницу, поскольку в среде вы­сших классов «dessert» традиционно означает блюдо из све­жих фруктов, которое подается в самом конце еды, после пу­динга, и едят его ножом и вилкой.

Smart («изящный, элегантный, светский») и common («простой, обыкновенный»)

Рассмотренные «семь смертных грехов» — самые очевид­ные и надежные индикаторы классовой принадлежности, но есть целый ряд других слов, на которые чутко реагирует на­ши внутренние высокочувствительные датчики системы со­циального позиционирования. Если вы хотите «talk posh» («говорить по-светски»), для начала перестаньте употреблять само слово «posh»: по меркам высшего класса нормой являет­ся «smart». Верхушка среднего сословия и представители вы­сшего класса «posh» употребляют только иронически, на­смешливым тоном, давая понять: они знают, что это слово просторечное.

Антонимом понятия «smart» является то, что все, начиная от среднего слоя среднего класса и выше, называют «com­mon». Это снобистский эвфемизм для обозначения понятия «рабочий класс». Однако помните: слишком частое употребление этого слова — верный признак снобизма выходца из среднего слоя среднего класса, стремящегося дистанциро­ваться от низших классов. Только тот, кто не уверен в себе, проявляет снобизм таким образом. «Naff» («пустяковый, нестоящий») -— более приемлемое слово, имеющее несколь­ко толкований. Оно может означать и то же самое, что «common», а еще «жалкий», «нищенский», «невзрачный» или «без­вкусный». Это слово стало общим универсальным выражени­ем неодобрения/неприятия. Подростки часто употребляют «naff» попеременно с «uncool» («отстой») и «mainstream» («тухлый»). Это их излюбленные оскорбительные словечки.

Дети «из простых» называют своих родителей «mum» и «dad»; дети «из света» — «mummy» и «daddy» (прежде некото­рые говорили еще «mа» и «ра», но теперь эти формы обраще­ния считаются устаревшими). Говоря о своих родителях, де­ти «из простых» называют их «my mum» и «mу dad» (или «mе mum» и «mе dad»), а дети «из света» — «my mother» и «mу fa­ther». Это не точные индикаторы, поскольку теперь дети из высшего общества тоже говорят «mum» и «dad», а малыши из среды рабочих могут сказать «mummy» и «daddy». Но если ре­бенок, которому больше десяти лет, например двенадцать, продолжает называть мать «mummy», это значит, что он, вне сомнения, происходит из семьи аристократов. Взрослые, употребляющие слова «mummy» и «daddy», почти однознач­но принадлежат к верхним слоям общества.

На языке матерей, которых называют «mum», дамская су­мочка — «handbag», духи — «perfume»; на языке матерей, ко­торых называют «mummy», сумочка и духи будут соответс­твенно «bag» и «scent». Родители, которых называют «mum» и «dad», про скачки говорят «horseracing», родители «из света» (то есть «mummies» и «daddies») — просто «racing». Просто­людины, желая сообщить, что они идут на вечеринку, скажут «go to a do», представители средних слоев среднего класса вместо «do» употребят слово «function» («прием, вечер»); лю­ди из высшего общества вечеринку или прием называют просто «party». На приемах среднего класса («functions») по­дают «refreshments» («закуски и напитки»), на приемах вы­сшего общества — просто «food and drinks» («еду и напит­ки»). Про порцию еды выходцы из низов и средних слоев среднего класса скажут «portion», представители верхушки среднего класса и высшего сословия — «helping». Первое блюдо на языке низов — «starter», люди «из света» скажут «first course» (хотя это менее надежный индикатор).

Свое жилище простолюдины и представители среднего слоя среднего класса назовут «home» или «property», предста­вители верхушки среднего класса и аристократы скажут «house». В домах простых людей есть внутренние дворики (patio), у аристократов — террасы (terrace). Понятие «дом» на языке выходцев из рабочей среды обозначает слово «in­doors» (например, «1 left indoors» — «я вышел из дому», или «'еr indoors» — «моя жена дома»). Разумеется, это не исчер­пывающий список классовых различий. Сословность пропи­тала все сферы жизни англичан, и почти в каждой главе дан­ной книги вам будут встречаться все новые слова-индикато­ры, а также вы найдете здесь и с десяток невербальных определителей классовой принадлежности.

Правила непризнания классовости

Мы и теперь, как и прежде, очень восприимчивы к классовым различиям, но в нынешние «политически корректные» вре­мена многие из нас все больше стыдятся своих сословных предрассудков и стараются их не выказывать либо скрывать. Представители среднего класса, прежде всего, его верхушка, в этом вопросе особенно щепетильны. Они будут лезть из кожи вон, лишь бы не употребить в отношении кого-то или чего-то выражение «рабочий класс», которое они заменяют разными изящными эвфемизмами: «группы населения с низ­кими доходами», «менее привилегированные», «простые лю­ди», «менее образованные», «человек с улицы», «читатели бульварной прессы», «синие воротнички», «бесплатная шко­ла», «муниципальный микрорайон», «народный» и т. д. Иног­да в разговоре между собой они используют менее деликат­ные эвфемизмы, например «Шерон и Трейси», «кевины», «Эс-секский человек»* и «владелец форда-мондео»».

--------------------

*Эссекский человек (Essex man) — представитель рабочего класса, который в 80-х гг. XX в. разбогател благодаря политике под­держки частного предпринимательства правительства М. Тэтчер.

Эти сверхтактичные представители верхушки среднего класса порой стараются совсем не употреблять слово «класс», заменяя его словом «background» («происхождение, среда, связи и окружение»), а я при этом всегда представляю человека, неожиданно появившегося из какого-нибудь грязного закоулка или сошедшего со светского портрета кисти Гейнсборо или Рейнолдса, в зависимости оттого, к какому классу принадлежит объект обсуждения. (Это всегда ясно из кон­текста: «Ну, учитывая его происхождение, неудивитель­но...» — значит, из грязного закоулка; «Мы предпочитаем, чтобы Саския и Фиона водились с девочками из той же сре­ды...» — значит, с картины Гейнсборо или Рейнолдса).

Все эти дипломатичные эвфемизмы совершенно излиш­ни, ведь англичане из рабочей среды не имеют никаких про­блем со словом «класс» и охотно называют себя рабочим классом. Англичане из высшего света тоже зачастую прямо и категорично высказываются о классах. Это не значит, что у представителей верхов и низов английского общества в сравнении со средними слоями менее развито классовое со­знание, — просто они не боятся называть вещи своими име­нами. И представление о социальной структуре общества у них тоже несколько иное, чем у среднего класса: они не склонны делить общество на промежуточные слои, ориен­тируясь на едва уловимые различия. Их радар социального позиционирования признает в лучшем случае три класса: ра­бочий, средний и высший, а иногда всего два. Рабочий класс делит мир на две части: «мы» и «свет», высший класс видит только «нас» и «плебс».

В этом отношении яркий пример — Нэнси Митфорд с ее простой бинарной моделью деления общества на высший свет и невысший, в которой не учитываются тонкие разли­чия между низами среднего класса, его средним и верхним слоем, не говоря уже про совсем микроскопические нюансы, разделяющие, скажем верхи среднего класса на «прочную ус­тойчивую элиту» и на «неустойчивую», балансирующую на грани между верхами и средним слоем. Эти тонкости инте­ресуют только сам раздробленный средний класс. Да еще любопытных антропологов.


Подсказки по работе форума) >>
 
Админ
Дата: 05.02.2013, 19:36, местоположение: Российская Федерация, Сообщ. № 2
Влюбилась в жизнь))

Админ
Сообщений: 10472 Offline
Продолжение книги Автора Кейт Фокс "Наблюдая за англичанами". Публикую книгу не с начала и не полностью, а именно о языке и манерах в общении англичан тут захотелось поделиться.
НОВЫЕ ВИДЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ: ПРАВИЛА РАЗГОВОРА ПО МОБИЛЬНОМУ ТЕЛЕФОНУ
Неожиданно почти все в Англии обзавелись мобильными телефонами, но, поскольку это — новая, ранее неведомая технология, не существует и установленных правил этикета, предписывающих, когда, как и в какой манере следует осу­ществлять общение с помощью данного вида связи. Мы вы­нуждены по ходу «придумывать» и вырабатывать эти прави­ла — увлекательнейший, волнующий процесс для социолога, ведь не часто случается наблюдать формирование нового свода неписаных правил общественного поведения.

Например, я обнаружила, что большинство англичан, ес­ли их спросить, однозначно ответят, что, находясь в обще­ственном транспорте, нельзя во весь голос обсуждать по мо­бильному телефону домашние дела или любые другие ба­нальные проблемы. Это проявление невоспитанности и неуважения к окружающим. Тем не менее значительное меньшинство благополучно игнорирует это правило. Попут­чики могут вздыхать и закатывать глаза, но редко кто-нибудь из них решится сделать невеже замечание, потому что это влечет за собой нарушение других укоренившихся правил английского этикета, запрещающих заговаривать с незна­комцами, устраивать скандалы в общественных местах или привлекать к себе внимание. Несмотря на то что данная про­блема широко обсуждается в средствах массовой информа­ции, любители громко разговаривать по мобильному теле­фону, кажется, совершенно не замечают, что своим поведе­нием доставляют неудобства окружающим. В этом они сродни людям, которые, сидя в своих автомобилях, любят ковыряться в носу и чесать под мышками, не думая о том, что их кто-то может увидеть.

Какой же возможный выход из этой явно тупиковой ситу­ации? Налицо первые признаки нарождающихся правил пользования мобильными телефонами в общественных мес­тах, и, судя по всему, громко разговаривать по мобильному телефону в общественном транспорте, не выключать звуко­вой сигнал на время киносеанса или театрального спектакля вскоре станет столь же неприемлемо, как и попытка пролезть без очереди. Однако утверждать это с полной уверенностью нельзя, учитывая, что у англичан не принято вступать в кон­фликт с нарушителями порядка. Хорошо уже то, что недо­статки, связанные с использованием мобильных телефонов, возведены в ранг социальной проблемы, о которой известно всем. Но есть другие аспекты «формирующегося» этикета пользования мобильными телефонами, которые еще более расплывчаты и противоречивы.

Например, пока еще не сложились общепринятые нормы пользования мобильными телефонами во время деловых встреч. Нужно выключить телефон до того, как вы пришли на встречу? Или следует вынуть аппарат и демонстративно выключить его на глазах деловых партнеров — в качестве льстивого жеста, означающего: «Видите, как я вас уважаю? Ра­ди вас я выключил свой мобильный телефон»? Далее: должны вы положить выключенный телефон на стол — как напоми­нание о вашей обходительности и статусе вашего клиента или коллеги? Если вы решили не выключать телефон, следует держать его перед собой или оставить в портфеле? Можно ли отвечать на звонки во время встречи? Согласно данным мо­их предварительных наблюдений, в Англии руководители невысокого ранга менее обходительны: стремясь доказать собственную значимость, они оставляют телефоны вклю­ченными и отвечают на звонки во время деловой беседы. А руководители высокого ранга, которые не нуждаются в са­моутверждении, более тактичны.

Как быть с мобильным телефоном во время делового обе­да? Можно ли вновь включить телефон за столом? Обязаны ли вы объяснить важность этого? Следует ли извиниться? На основе проведенных наблюдений и собеседований я выяви­ла аналогичную картину. Не уверенные в своем положении люди, занимающие менее престижные должности, обычно отвечают на звонки и порой даже сами звонят во время делового обеда — зачастую извиняясь и мотивируя свои поступ­ки, но с таким важным видом, словно говоря: «Ах, как я занят и незаменим!» — что их «извинение» звучит как завуалиро­ванное хвастовство. Их более уверенные в себе коллеги, сто­ящие выше на служебной лестнице, либо оставляют телефо­ны выключенными, либо, если им по какой-то причине просто необходимо включить телефон, извиняются с непод­дельной искренностью, зачастую смущенно, в манере само­уничижения.

Мобильные телефоны выполняют и множество других, более тонких социальных функций, в частности служат средством соперничества, используются как индикатор ста­туса, особенно среди подростков. А взрослые мужчины, ведя игру «У меня лучше, чем у тебя», часто вместо машин хваста­ются мобильными телефонами, обсуждая теперь уже не ко­леса с литыми дисками из сплава, мощность, управляемость машин и т. д., а достоинства различных марок телефонов, их характеристик и услуги операторов мобильной связи.

Я также заметила, что многие женщины, находясь в оди­ночестве в кафе или в любом другом общественном месте, используют свои мобильные телефоны в качестве «загради­тельного знака», коим традиционно является газета или жур­нал, обозначающего «личную» территорию и сигнализирую­щего о том, что данный человек не расположен к общению, Телефон, даже если женщина не использует по прямому на­значению, просто лежит на столе, служа ей надежным сим­волическим телохранителем, защищая от нежелательного общения. Если приближается потенциальный нарушитель покоя, то женщина обычно тотчас же дотрагивается до теле­фона или берет его в руку. Одна из представительниц слабо­го пола объяснила: «Просто чувствуешь себя спокойнее, ког­да телефон рядом — на столе, под рукой... На самом деле те­лефон даже лучше, чем газета, потому что это реальные люди... То есть ты можешь кому-то позвонить или послать со­общение, если хочешь. Это вселяет уверенность». Уверен­ность в том, что телефон гарантирует поддержку и помощь друзей и родных, означает, что, когда женщина дотрагивает­ся до телефона или берет его в руку, у нее возникает ощуще­ние защищенности. Тем самым она дает понять окружаю­щим, что она не одинока и не беспомощна.

Данный пример свидетельствует о том, что мобильный телефон выполняет и более важные социальные функции. Об этом я уже подробно писала в другой своей работе20, но здесь стоит коротко объяснить еще раз.

---------------------------

20См.: Фокс К Эволюция, отчуждение и сплетни: роль системы мобильных телекоммуникаций в XXI веке, 2001. («Evolution, Aliena­tion and Gossip: the role of mobile telecommunications in the 21st centu­ry».) Это отчет об исследовании, выполненном по заказу компании «Бритиш телеком»; также опубликован на сайте ИЦСП: www.sirc.org. Работа весьма скромная, несмотря на ее громкое название.



На мой взгляд, мобильные телефоны — это современный аналог садового за­
бора или деревенской живой изгороди. В нашем скоростном современном мире заметно снизился количественно и качественно уровень общения в этой единой социальной сети. Многие из нас лишены удовольствия поболтать о том о сем с
соседями, подойдя к садовому забору. Мы постоянно нахо­димся в дороге, добираясь либо из дома на работу, либо с работы домой, и большую часть времени проводим среди незнакомых людей в поездах и автобусах или в одиночестве в собственных автомобилях. Эти факторы особенно проблематичны для англичан, поскольку мы более замкнуты и социально заторможены, чем представители других культур; мы не вступаем в контакт с незнакомыми людьми, не очень быстро и нелегко заводим новых друзей.

Проводная телефонная связь позволяет нам контактировать друг с другом, но не обеспечивает того peгулярного, не­принужденного, спонтанного общения, характерного для небольших сообществ, какими большинство из нас жили до промышленной революции. Мобильные телефоны — и особенно возможность посылать дешевые короткие сообще­ния — вернули нам ощущение общности и взаимосвязи. Мо­бильные телефоны — противоядие от одиночества и стрес­сов современной городской жизни, «социальный якорь спасения» в мире отчуждения и равнодушия.

Вообразите типичный короткий деревенский разговор «через садовую ограду»: «Hi, how're you doing?» — «Fine, just off to the shops. Oh, how's your mum?» — «Much better, thanks». — «Oh, good, give her my love. See you later». («Привет, как дела?» —«Отлично, вот в магазин иду. Как мама?» —«Спа­сибо, гораздо лучше». — «Рада это слышать. Передавай ей привет. Пока»). Если убрать большинство гласных из этих фраз и остальные буквы записать «языком текстового сооб­щения» (HOW R U? С U L8ER), то получится типичное SMS-co-общение: сказано немного — дружеское приветствие, кое-какие новости, — но личностная взаимосвязь установлена, людям напомнили, что они не одиноки. До обретения воз­можности посылать и получать текстовые сообщения, ис­пользуя мобильные телефоны, многие из нас были вынужде­ны жить без этой, казалось бы, пустяковой, но важной с пси­хологической и социальной точек зрения формы общения.

Однако эта новая форма общения требует и нового свода неписаных правил, и в процессе выработки этих новых пра­вил возникают определенные трения и противоречия. Осо­бенно много споров по поводу того, какие типы разговоров можно вести с помощью SMS-сообщений. Заигрывания, флирт допустимы, даже поощряются, но некоторые женщи­ны жалуются, что для мужчин SMS-сообщения — способ ук­лониться от настоящего разговора. Разрыв отношений путем SMS-сообщений расценивается как трусость. Это абсолютно неприемлемо, хотя данное правило еще не стало непрелож­ной нормой, которой следуют все без исключения.

Я надеюсь найти деньги на проведение полноценного ис­следования на тему этикета общения по мобильному теле­фону, которое включало бы мониторинг всех связанных с этим формирующихся правил, превращающихся в неписа­ные законы. Возможно, в будущих изданиях книги «Наблю­дая за англичанами» уже будут опубликованы новые данные о процессе формирования и выработки правил этикета об­щения по мобильному телефону. А сейчас я надеюсь, что вы­явление общих установившихся «правил английской само­бытности» или «характерных особенностей» поможет нам спрогнозировать, по крайней мере до некоторой степени, наиболее вероятное развитие этого процесса.

Чтобы выявить эти «характерные особенности», мы сна­чала должны проанализировать правила гораздо более ус­тойчивой, укоренившейся в Англии формы вербального контакта — общения в пабе.


Подсказки по работе форума) >>
 
Админ
Дата: 05.02.2013, 19:53, местоположение: Российская Федерация, Сообщ. № 3
Влюбилась в жизнь))

Админ
Сообщений: 10472 Offline
Тут про общение в пабе и другие вещи из книги не стала публиковать, потому как разделила по темам. Про английские "правила общения в пабе" прочитать можно тут: http://www.fordating.ru/forum/17-1111-1 :v crazy

Подсказки по работе форума) >>
 
Helens
Дата: 05.02.2013, 20:14, местоположение: Российская Федерация, Сообщ. № 4
У меня все получается!

Доверяем
Сообщений: 305 Offline
Цитата (Конфетка)
Эта книга полезна и тем, кто общается с англичанами по роду службы, и тем, у кого жених - англичанин.

+ 1000! rose


"На грубое слово не обижайся, а на ласковое не сдавайся"
 
Helens
Дата: 06.02.2013, 14:42, местоположение: Российская Федерация, Сообщ. № 5
У меня все получается!

Доверяем
Сообщений: 305 Offline
Доступно только для пользователей

"На грубое слово не обижайся, а на ласковое не сдавайся"


Сообщение отредактировал Helens - Четверг, 07.02.2013, 14:55
 
Helens
Дата: 07.02.2013, 14:42, местоположение: Российская Федерация, Сообщ. № 6
У меня все получается!

Доверяем
Сообщений: 305 Offline
Доступно только для пользователей

"На грубое слово не обижайся, а на ласковое не сдавайся"
 
Carnation
Дата: 07.02.2013, 18:35, местоположение: Великобритания, Сообщ. № 7
Влюбилась в жизнь))

Доверяем
Сообщений: 516 Offline
Лена, так интересно, про себя вместо Я говорить One. Это также как "мы Николай второй" mda

Не нравится устав, меняйте монастырь ))
 
Женский форум - как выйти замуж за иностранца » Что необходимо знать, чтобы выйти замуж за иностранца » Языковеды разных стран, объединяйтесь! :-) Изучаем языки! » КЛАССОВЫЕ НОРМЫ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ АНГЛИЧАН и по мобильному (фрагмент книги Кейт Фокс - Наблюдая за англичанами)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:



Активные темы форума · Поиск на форуме ·